Сергей и Ирина Сокол о жизни между Красноярском и Москвой

Сергей и Ирина Сокол приехали в Красноярск, Сергей участвует в выборах в Государственную Думу от нашего края. В этом  материале разговор с известной семьей о «взгляде со стороны», культурных традициях Сибири, о воспитании детей и внутренней свободе.  
Сергей, Ирина, не потеряли ли вы связь с Красноярском за те несколько лет, что живете в Москве?
Сергей Сокол: Мне приходилось довольно часто менять место жительства, и каждый город, где я жил, я люблю и с удовольствием туда возвращаюсь. Но с Красноярском совсем другая история – отсюда моя семья и мой сын родился здесь. Я точно не потерял связи с городом за те несколько лет, что живу в Москве. Я по-прежнему общаюсь со всеми своими друзьями, поддерживаю бизнес контакты, все-таки довольно длительный и насыщенный жизненный отрезок прошел именно здесь. 
Ирина Сокол: Что же касается меня, то я  и родилась здесь и выросла, стала счастливой. И то, что я не живу сейчас в Красноярске физически, совершенно не значит, что я перестала интересоваться Красноярском. У меня есть стойкое ощущение, что Красноярск сам перестал интересоваться собой. Не знаю насколько социально это звучит, но это чувствуется.  Чувствуется сильная ностальгия по прежним временам, небольшая депрессия,  у большого числа довольно деятельных людей пропал интерес к жизни, не личной, безусловно, а к ее социальной части. Сложная экономическая ситуация не может не откладывать отпечаток на качество жизни, особенно мужской части населения, но люди в общей своей массе перестали казаться радостными, улыбчивыми.Безусловно, я говорю о тех, с кем мне доводится видеться, общаться. И это расстраивает.

В московском обществе таких настроений разве нет?
И.С.: В меньшей степени. В Москве люди более циничны, они более решительны. Возможно большая степень внутренней свободы, где архаичная модель личности не приживается. Если говорить образно, то в московском обществе стакан наполовину полон, здесь, в Красноярске – наполовину пуст.

А для тебя лично?
И.С.: Неважно, это же половина стакана. 
С.С.: Я не стал бы так жестко делить общество на московское и красноярское. По большому счету кардинальных отличий нет. Да, разнятся подходы и даже семантика слов, но в целом, это люди с общим культурным и социальным бэкграундом. Как пример – отличные театральные постановки красноярского ТЮЗа и Московского художественного театра. Острые темы, острые вопросы. Театр в этом случае выступает маркером – в человеческом обществе отсутствие общественной ответственности, нежелание задавать социальные вопросы в искусстве будет говорить о том, что в нем нет серьезных проблем, требующих внимания и действий. У нас проблемы общие, и они довольно болезненны, поэтому искусство задает вопросы, будоражит умы и ставит перед ними фундаментальные моральные вопросы. сокол4.jpg

Что успели посмотреть в нашем ТЮЗе?
С.С.: На «Театральной весне»  смотрели спектакль «Подросток с правого берега». Сильно, емко, остро и своевременно – такими были  впечатления сразу после выхода из зала. Ну а последнее открытие – «Алиса», получившая «Золотую маску – 2016» – уникальная постановка не «про слова», а про то, «что за ними». Достойная победа и огромная работа коллектива – суметь так растормошить взрослых на детском спектакле, чтобы мы начали пересматривать отношение к базовым жизненным установкам, удается далеко не каждому популярному спектаклю Москвы.

Сергей – кандидат на выборах в Государственную Думу от Красноярского края, а удается ли вам дома не говорить о политике?
С.С.: Не удается (смеется), это в Норвегии, например,  человек может не знать, кто стоит во главе государства, и его жизнь от этого не изменится никак. Но в России политика имеет отношение к каждодневной жизни каждого из нас, и просто невозможно не интересоваться политикой. Если ты не интересуешься, значит, ты растение. Поэтому у нас очень много обсуждений на эту тему.
И.С.: Политика – это профессия, которая съедает тебя полностью. Она является одновременно и работой, и профессией, и увлечением, и хобби, и всем остальным. У Сергея это действительно так. Он живет этим, горит и с ним безумно интересно. Хотя и про его управленческую деятельность я могу сказать тоже самое. К счастью, у него есть хорошая черта – он всегда находит время для меня и сына, когда нам это действительно нужно.

Ирина, ты долгое время была журналистом, как в такой политизированной домашней атмосфере отстаиваешь право на свободу слова, тему – столь болезненную для российского общества?
С.С.: В нашей семье плюрализм мнений только приветствуется (смеется), сейчас Миша (сын Сергея и Ирины, прим. ред.) свободно цитирует Пелевина, и мы с ним обсуждаем философские вопросы. Я учу его говорить себе правду – мучительный процесс, но это единственный путь к оздоровлению одного человека и целой страны. 
И.С.: К счастью, я не смотрю телевизор и это правда. После переезда в Москву я работала на канале Москва24, а прежде в продюсерском пуле «Красного квадрата», куда попала без всяких высоких протекций. И мой телевизионный опыт работы в федеральных медиа дает мне возможность говорить о том, что все, кто хочет делать что-то стоящее, это делает. Вне разговоров о цензуре, самоцензуре и свободе слова. Другое дело, что политика двойных стандартов настолько прочно вошла в обычную повседневную жизнь, что порой невозможно определить – лукавит человек или действительно так думает. Не хочу никого осуждать, но очень четко понимаю, что когда человек не делает выбор своевременно, это и становится его выбором, если ты понимаешь о чем я.сокол3.jpg

Вы чувствуете раскол в обществе? Что к нему привело?
С.С.:  Разумеется, нельзя не принимать во внимание внешнеполитические события. Я родился в Севастополе и наблюдаю за людьми и их поступками там с большим вниманием. То, что сейчас происходит, это что-то, после чего люди когда-нибудь очнутся и многим станет не по себе. Я бы сказал, что это Уильям Голдинг, «Повелитель мух»: два племени мальчиков, которые бегают по острову и готовы друг друга убивать, а еще вчера они были одним классом и вместе учились в одной школе. Но, к сожалению, это все очень характерно для человечества – люди в общей своей массе совершенно не умеют дискутировать — не способны слышать друг друга. Существуют лишь редкие и короткие моменты, когда люди чуть-чуть начинают друг к другу прислушиваться. Вот из этого нужно вырастать, чтобы раскол преодолеть.
И.С.: Наверное, я когда-нибудь сниму программу про события этого периода нашей жизни. Мне было бы безумно интересно показать эти дни через судьбы сложных людей. Про простых много снимают.  Я хочу снять про сложных. Не в том смысле, что выбрать каких-то заумных, а в том, что найти судьбы, которые не вкладываются в элементарные понятия: хороший, плохой, злодей, добряк, длинноногая красавица, добрый политик. Мы всю жизнь живем среди сложных людей, и в период раскола, такого темного времени – светлых людей очень видно. Вот про их сложную, яркую, мощную жизнь мне было бы интересно поговорить. сокол2.jpg

Поделиться в соцсетях:

Все статьи рубрики
Я хочу статью о своём событии