Свали Даши - душа великой степи

Один большой разговор о любимом деле со скульптором, художником и просто удивительным человеком Даши Намдаковым.
В своих интервью вы часто говорите о связи с духом предков. Дают ли они вам свободу и что такое свобода для вас?
Вы знаете, полтора месяца назад я стал свободным человеком. Это сложная тема и важная для меня именно сейчас. Некоторое время назад я вдруг осознал, что у меня безумное количество разных обязательств, от которых я устал. Проекты, выставки, работа – все это уводит меня от творчества, отнимает время у моей семьи. Я вдруг отчетливо понял, что мне достаточно листа бумаги и карандаша, тогда же объявил своей команде, что становлюсь свободным. Это решение не повлияет на количество выставок, работа идет, проекты развиваются, но я не хочу больше нести никаких дополнительных обязательств. Буду заниматься тем, что мне интересно. Сейчас я хочу жить так: семья, дети и чистое творчество. Время от времени нужно обнуляться, и вот полтора месяца назад я обнулил свой образ жизни. Теперь я свободен.

В минуты таких озарений отчетливо понимаешь, что у всех нас есть только определенное время, с ним нужно любовно обойтись и реализовать то, что нам предназначено. Что предназначено вам?
Никому не известно, что нам предназначено. Я в этом плане человек спокойный и двигаюсь «самотеком» – захожу не просто в открытые двери, а в те, где чувствую, что нужен. Сейчас скульптура все-таки остается основным делом, к которому я чувствую глобальный интерес.
авя.jpg


Знаю, что вы не храните свои скульптуры в мастерской, а даете им проживать самостоятельную жизнь, встречаясь только на выставках.
Да, ни дома, ни в студии я ничего не держу. Я вылепливаю скульптуру, и когда понимаю, что можно ее отливать, я с ней прощаюсь, и она начинает жить своей жизнью. Потому что, когда ставишь их у себя дома, они начинают меня тормозить, и я осознанно их не держу, потому что мне нужно развиваться, искать новую пластику, а не быть рабом того, что уже сделано. Было время, когда я путешествовал по миру, и мне нравилось покупать разные старые ювелирные вещицы: азиатские, африканские, европейские. В Сан-Франциско я купил красивый браслет, смотрел на него и не мог понять, что за форма такая интересная, оказалось, что это был позвоночник змеи, собранный на нитку. Одно время он висел у меня в мастерской, мне нравилось, но сейчас я все убрал. Мне ничего не хочется, ничего не должно мне мешать.
_____-9-_1.jpg


Следите за современным искусством?
Да, мне оно очень нравится.
В нем появляются новые вещи, новые технологии. Для меня это маленькие открытия, за которыми интересно наблюдать.

На московской биеннале современного искусства мы увидели вашу 3D-инсталляцию «Хранитель Байкала». Будете ли вы развиваться в этом направлении или это разовый проект?
Так получилось, что куратор биеннале Юко Хасегава предложила мне участие в тот момент, когда я работал над большой бронзовой скульптурой «Хранитель Байкала», а на биеннале представил уменьшенную копию, напечатанную с помощью 3D-принтеров из экологически чистого материала. 

DSC_1839.jpg

Работаете ли вы сейчас над монументальными вещами? Для города или для страны?
В данный момент нет.  Монументальный проекты – это тяжелый труд. Я погружаюсь них – руки болят, тело болит, все болит. Я их люблю, но если это не попадает в мою сферу, то я не соглашаюсь. 

Что вы делаете, когда устаете от работы?
Еду домой, к себе в деревню. Сажусь на лошадь, смотрю на реки и горы, считаю звезды, ночую – и все восстанавливается.

Вам мешает или помогает внутренний голос? 
Мешает, я очень критично отношусь к себе как к человеку. В течение жизни накапливаются вещи, которые хочется исправить, все время мысленно возвращаюсь: что-то не сделано, что-то сделано не так. А нужно просто жить сегодняшним днем. 
_____-13-_1.jpg



Три года назад вы вместе с семьей создали коллекцию кукол. Здесь, на выставке, представлена ваша ювелирная коллекция, – будете развивать эти направления?
Я участвовал в процессе создания кукол в самом начале, но сейчас понимаю, что моя семья справится без меня лучше. Я буду им только мешать, можно сказать, что уже отошел от этого. Ювелирное дело мне было очень интересно, меня увлекает процесс, в результате которого я не уверен. Но когда коллекция была готова, это направление нужно было развивать в бизнес, производить изделия тиражом. А в бизнес я вникать не хочу, не разбираюсь в нем, и эту тему мы закрыли, оставили ювелирную коллекцию выставочным проектом.

В одном из интервью вы признались, что работаете над новой коллекцией скульптур в совершенно новом стиле, с новой пластикой. Когда мы сможем ее увидеть? 
Новый стиль – подарок судьбы. Он связан больше с образом жизни, чем с творчеством. Новые скульптуры только-только отливаются. Процесс это не быстрый: если сегодня вылепил, завтра не покажешь. Сейчас как раз решаем – где ее показать, это совершенно отдельная коллекция, ее не смешаешь со старой. Русский музей в Санкт-Петербурге просит ее выставить. Кураторы хотят показать ретроспективу моих работ, но я хотел бы сделать что-то совершенно отдельное. 

Поделиться в соцсетях:

Все статьи рубрики
Я хочу статью о своём событии