Формирование fashion-среды в Красноярске

Круглый стол с участием стилиста Александра Рогова и хедлайнеров fashion-индустрии Красноярска

Гости круглого стола: Александр Рогов, стилист, телеведущий, эксперт моды

  • Ирина Мозговая, главный редактор журнала «Стольник»
  • Ирина Кузнецова, журналист в области моды, стилист
  • Елена Черных, основательница Academy of style, ведущий стилист Культ fashion store
  • Мария Жданова, фотограф
  • Кирилл Метелкин, основатель Siberian Fashion Market
  • Наталья Солодовникова, стилист-имиджмейкер
  • Дарья Нощик, визажист

Стольник:
Александр, так же как существует столичный уровень моды, есть провинциальный уровень. На ваш взгляд, где мы находимся?
Александр Рогов: Про Красноярск мне трудно говорить. Я не в первый раз в вашем городе, но каждый раз я его вижу лишь из окна автомобиля. Точно могу сказать, что мне жутко не нравится, когда регионы принижают свое значение и начинают заниматься своим собственным уничижением и рассказывают, что все плохо, грустно и все такие немодные. Мне кажется, стоит поговорить о другом, о том, сколько активных людей в вашем городе хотят что-то делать. Я сам не из Москвы, из Тулы, я стал москвичом совсем недавно. В какой-то момент мне стало тесно в моем городе, поэтому сейчас я там, где мне комфортно. У меня было много творческих коллег, которые до сих пор живут и занимаются культурной сценой Тулы и им это нравится. У каждого свой уровень и свой потолок. Это и не плохо, и не хорошо. Стало тесно – впереди Москва. Интересно твое дело у тебя дома – развивай, возможно, это станет более почетной миссией. Заниматься модой в регионах невероятно сложно. Согласитесь, красноярцы думают о том, как сделать так, чтобы в минус 30 попа не замерзла? Каждый раз, когда я приезжаю зимой в регионы, я думаю: «Боже мой, сейчас выйду на сцену, буду рассказывать про лодочки, белые кеды и платья в пайетках и, конечно, из зала последуют вопросы: «А где мода, которую можно применить в жизни?».

Кирилл Метелкин: Александр, вы согласны, что дизайнеры не виновны, что они не могут себя продать? Я считаю, они и не должны, их задача творить.
А.Р.: Я не знаю ваших дизайнеров. Глобально, я за дизайн, применимый к жизни. Я не люблю дизайнеров местного пошива а-ля Александр Маккуин. И дело не в копировании. Мы все копируем, это нормально. Иногда же дизайнеры не понимают, что они делают! Им почему-то кажется, что главная задача в их жизни – творить. На самом деле задача дизайнера – придумать что-то, что будут носить люди. Придумать какое-то невероятное платье с кринолином и потом гастролировать еще три года с одной коллекцией или участвовать в конкурсах – это не дизайнер!

Стольник: А себя вы называете дизайнером?
А.Р.:  Я отношусь к моей одежде, как к творческому проекту и не собираюсь пока на этом зарабатывать деньги. Это очень сложно. Делать моду в нашей стране, а не только в вашем городе, это сложно. Моя команда, создавая бренд, никогда не зарабатывала на нем: мы вложили деньги один раз. При этом у меня никогда не было шоу-рума,  сотрудников и всего прочего. Поэтому, если вы можете наставить ваших дизайнеров на путь истинный, что они должны для людей делать: понимать кто их аудитория,  и работать для нее, это будет супер.роговстол.jpg

Мария Жданова: Есть проблема, что наши дизайнеры делают копии, и никто не заботится о том, чтобы швы были ровные. Я в свое время сильно поддерживала  дизайнеров, мне казалось, что они просто творцы и им необходимо помогать. Но поняла, что им проще быть непонятыми.

А.Р.: Конечно! И ныть. Это самый удобный вариант.

К. М.: Я не соглашусь, по одной простой причине. Моя профессия заключается в том, чтобы их искать и продавать. Десять дизайнеров, которые шьют хорошо, в Красноярске точно есть. Просто кому-то надо помочь, а кому дать подзатыльник и направить.

А.Р.:  Мы не должны ругаться. Просто мы сталкиваемся 
и с разными явлениями. Есть прекрасный пример – Вика Газинская, которая была тем самым гастролером, и мы видим то, кем она стала сейчас.
Ирина Кузнецова: Давайте поговорим об одном из этапов развития fashion-среды, о популяризации моды. Какие инструменты вы посоветуете? Региональному телевидению сложно конкурировать с федеральным, у нас нет таких бюджетов, мы не можем делать настолько крутое шоу, как у вас! 

А.Р.: Я не отношусь к своей программе, как к возможности популяризировать моду. 
Я отношусь к ней, как к возможности рассказать с экрана о том, что важно с утра сходить в душ, помыть голову, почистить зубы и надеть, возможно, простое примитивное платье. У программы социальная миссия и спасибо каналу СТС за то, что он нам полностью доверяет. Нас не просят утверждать сюжеты и трансформации героинь. Мы творим до последней секунды, и пока мы недовольны результатом, мы не снимаем финал.

Елена Черных: Александр, у нас нет понятия коллеги, напротив все друг другу конкуренты. Меня это всегда удивляет. Каждый сидит на своей кочке. А в Москве также?

А.Р.: У нас также: клубок целующихся змей. Но я с этим не борюсь. Это еще один секрет успеха. Я хотел быть знаменитым, я рвался на клочки стремясь к славе, но не знал, чем именно я хочу заниматься. 
А когда понял, вселенная начала преподносить варианты. Вот тогда у  меня получилось соединить два своих больших интереса – телевидение и моду. Сегодня я там, где я есть.рогов.jpg

И.К.: Как в свое время обесценилась профессия журналиста в глобальном контексте, не обесценивается ли сейчас понятие дизайна? Каждый может назвать себя дизайнером!
А.Р.: Да. Ну и что! Вы поймите, каждый человек хочет свого. Я прекрасно понимаю, что одну и ту же футболку я могу купить в Balmain и в H&M, но я пойду покупать в Balmain. По разным причинам. И в том числе, потому что не хочу поощрять использование труда несчастных детей, которые в Гватемале шьют эти футболки и умирают на этом же заводе. Кто-то покупает ощущения. Я могу купить костюм в Top Shop, но пойду в Gucci. Потому что я хочу красоты, хочу чтобы вокруг меня кружились продавцы,  хочу вдыхать аромат магазина. А кто-то хочет быстрой моды и ему нравится какая-то девушка, которая шьет там что-то и продает. Переучивать не нужно! На каждую аудиторию есть свой дизайнер. Я бы даже хотел, что бы русские дизайнеры оставались такими, в хорошем смысле, нишевыми, чтобы они не производили миллионные тиражи. Хотя есть такой пример – Алена Ахмадулина, которая была талантливым нишевым дизайнером, а сейчас у нее огромный контракт с Faberlic. И я не могу сказать, что это плохо. Это просто классный симбиоз. 

Ирина Кузнецова: А как вы определяете талантливо или нет?

А.Р.: Трудно объяснить. Например, Наташа Гольденберг. Смотришь на нее и удивляешься, как она круто оделась. И тут же рядом стоит тетка, на которую тоже все подряд надето: и леопардовые сапоги, и платье, и ремешок, но понимаешь что вот на ней – очень убого, без слез не взглянешь. Хотя, конечно, обе они будут выглядеть крайне странно на взгляд обывателя. Но продвинутая аудитория видит разницу, потому что у образа Наташи есть подтекст, история...

Стольник: Мода – это творчество или технология?
А.Р.: Это творчество, которое стало технологией!  А еще это опыт, и значит можно работать вслепую. 

Поделиться в соцсетях:

Все статьи рубрики
Я хочу статью о своём событии
Спонсоры статьи: