Персона

Bad/Good girl

Актриса и блогер Ирина Горбачева поговорила с главным редактором «Стольника» Марией Давыдовой о том, что для женщины иметь мозги – это в первую очередь сексуально, а дружить важнее с собой, чем со всеми остальными.
В основе твоей философии, мне кажется, лежит борьба за избавление от стереотипов. Почему для тебя это так важно?


С самого детства в моей жизни было достаточно много правил. Бабушка постоянно повторяла: «Ты же хорошая девочка, ты не должна вести себя так!» Эта хорошая девочка потом жила во мне многие годы и со временем превратилась в какого-то монстра, который начал уродовать мою жизнь. Я слишком многое стала делать, пытаясь соответствовать ожиданиям других людей, – то, чего не хочется, но якобы надо. И выход из этого тупика был только один – разбираться с самой собой, как бы тяжело и сложно это ни было. И до сих пор разбираюсь, и до сих пор сложно! Но я стараюсь. И хотя я выгляжу человеком раскрепощенным, который в любой ситуации может быть естественным, на самом деле это только видимость. 
Мне кажется, что современные реалии требуют от нас тотальной успешности и включенности. 
А как иначе? Нам это диктуют социальные сети, и я этим же грешу. Ты ведь все равно не тот человек, каким себя показываешь в соцсетях. Там ты такой классный, и никто не видит, как ты дома рыдаешь без повода или грустишь. Никто не знает об этих моментах. И, я думаю, об этом нужно говорить с аудиторией.  Я провожу танцевальную терапию как раз для того, чтобы себя 
и людей раскачать, чтобы все мы перестали зажиматься и пытаться соответствовать чужим ожиданиям.


Ты с завидной регулярностью появляешься в федеральном глянце. Моя любимая обложка с тобой – в SNC. Как ты успеваешь совмещать «звездную» жизнь с работой?


У меня есть договор с агентом о том, что я как актриса беру на себя не более двух серьезных проектов в год. Или, по крайней мере, не снимаюсь параллельно в двух фильмах. Я осознаю при этом, что в какой-то момент могу остаться без работы, но следовать принципу, что нужно «фигачить», пока молодая, тоже не буду. Да, с одной стороны это гарантия материального благополучия, но 
с другой – ты слишком быстро «замыливаешься» и надоедаешь людям. 
Любой съемочный процесс предполагает тесный контакт с людьми. Например, твой проект с Марией Машковой. Не переутомляет частное общение?
Все мои последние проекты я выбирала по любви. Любовь – мой главный критерий. Исходя из этого принципа, я готова столкнуться в работе с любыми трудностями, могу не соглашаться с чем-то… Как говорит мой стоматолог: «Вы со мной спорьте, спорьте!» И это правильно: спор – неотъемлемая часть работы. В нем рождается истина. А если будешь замалчивать, опять играть хорошую девочку, которая всем довольна, то рано или поздно этот вулкан взорвется. И тогда ты можешь всех послать далеко и оттолкнуть от себя людей, с которыми не стоило ссориться. 


Назови трех женщин, которые тебя вдохновляют.


Мэрил Стрип, Фрэнсис Макдорманд и Тильда Суинтон. Нет, третья – моя бабушка.


А трех мужчин?


Мой папа… Петр Наумович Фоменко. Он ушел из жизни, но он до сих пор в моем сердце, я до сих пор чувствую с ним какую-то связь. И все пока.


Ты разговариваешь сама с собой, когда одна?


Да. Иногда себя ругаю, хвалю, подстегиваю. Вообще, мне кажется, каждому человеку нужно к определенному возрасту научиться быть для себя лучшим другом, своими лучшими мамой-папой. Забыть обо всех претензиях к внешнему миру и стать для себя всем. Иногда, когда я чувствую, что делаю что-то не то, задаю себе вопрос: «И что? Ты сейчас для себя лучшая подруга? Или хорошая девочка, которая сделала это ради других?» Так я могу поговорить с собой.  Но долгих бесед не бывает, в основном «летучки»!


Помнишь свою первую любовь?


 Да, это было в детском саду, мне было пять лет, его звали Денис. Он спал на втором этаже двухъярусной кровати, надо мной. Я помню, как призналась ему в любви! Мы заправляли постели после «тихого часа», я залезла к нему наверх и, запинаясь, стала плести: «Денис, бывают такие истории… что люди вместе… В общем, я люблю тебя!» Он посмотрел на меня и сказал: «А я тебя – нет!» И продолжил заправлять кровать. У меня был шок!


Такая история безответной любви за одну минуту. Быстро отпустило?


Нет, меня быстро не отпускает. Я влюбчивый человек. Могу влюбиться 
в талант, мужчину, женщину, ребенка. Только недавно поняла, что у любви нет ни пола, ни возраста. Раньше такие чувства меня пугали – ой, мне нравится подросток, или женщина, или мужчина намного старше меня!  И сразу появлялись какие-то тараканы в голове… А общество нам навязывает: если ты полюбил человека, то надо обязательно сразу с ним что-то делать. Настраивать взаимоотношения, флиртовать, знакомиться, приводить к какому-то знаменателю. А потом я поняла: иногда же прикольно не владеть всеми вещами на свете. Можно зайти в магазин, примерить, посмотреть на себя, почувствовать. И на человека можно просто смотреть со стороны, восхищаться – и с этим багажом радости пойти дальше. Ничего с ним не делая! И это самое сложное.


Ты сейчас провела параллель с примеркой одежды. А есть любимая вещь в гардеробе?


Пиджаки Dries Van Noten. Я открыла для себя этого дизайнера меньше года назад и просто обалдела, какой это великий художник.  И мне безумно идут его вещи. Сначала смотришь: кажется, не мое. Но надеваешь, и вещь начинает с тобой разговаривать. Его пиджаки можно носить с чем угодно и выглядеть звездой.


Наш ноябрьский номер журнала посвящен интеллекту.  для Женщины в современном обществе он вообще важен?


Конечно! Привлекательная девушка – та, с кем можно поговорить, пофилософствовать, обсудить интересные темы, а не просто посплетничать. Меня всегда восхищают красивые женщины. И когда у женщины есть мозги, это в первую очередь сексуально !

Поделиться в соцсетях:

Все статьи рубрики
Я хочу заказать статью